97 Монолог королевского шута. Знак Нострадамуса. Поэзия. Гоцуленко Владимир

Монолог королевского шута


Я шут, легко тасующий слова,

судьбой впритык приближенный к короне.

Живу лишь по законам шутовства.

Я сам придумал их. Я шут в законе!


Здесь каждый королю и кум, и брат −

глупцу такое может показаться.

Здесь главное, чтоб карт не перебрать

и чтоб, стараясь, не перестараться.


Ничтожество с лоснящимся лицом

давно следит за мною неустанно.

Здесь нужно быть всевидящим слепцом

и болтуном, не выдающим тайны.


Известны мне все страсти короля:

любовницы, охота, луидоры...

Но я лишь распеваю: −Тра-ля-ля...

Я знаю − золотник хоть мал, да дорог!


А чтоб король от скуки не зевнул,

обязан шут смеяться до упада,

гримасы корчить, плюхаться на стул,

который убирают из-под зада...


Я шут − незаменимая душа,

один за всех сражаюсь я с тоскою,

пока желанье, юбками шурша,

крадется в королевские покои...


Не нарушаю принципы свои −

и только потому я жив поныне.

Лишь страшно быть советником любви

у короля и дамской половины.


Как грим, снимаю маску я с лица

и примеряю новенькое что-то:

восторг глупца, морщины мудреца,

плебейскую улыбку идиота.


Весьма условны правила игры:

меня мои герои окружают.

Я, оживляя разные пиры,

поочередно их изображаю.


Загонят в угол − выйду из угла,

как будто там меня и не бывало.

Могу я натворить немало зла,

но сделать и добра могу немало.


Я шут! И потому необъясним −

вдруг попрошу помиловать кого-то.

И скажет страже мой монарх:

− Шут с ним!

Пускай живет. Нам танцевать охота!...


И, в дудочки слюнявые дудя,

пассажи музыканты выдувают.

И, этикет дворцовый соблюдя,

вельможи дамам вежливо кивают.


Танцуют все до самого утра!

Валятся с ног − веселья ад кромешный.

Но объявить, что спать уже пора,

король лишь может. Ну, и я, конечно.


Оркестру подаю условный знак −

и тишина. И − вялые поклоны.

И я снимаю шутовской колпак,

а след на лбу, как будто от короны...


v.gotsulenko@gmail.com