97 Монолог Наполеона на острове Святой Елены. Знак Нострадамуса. Поэзия. Гоцуленко Владимир

Монолог Наполеона на острове Святой Елены

Нет большего горя, как вспоминать о счастливом времени в несчастье.

Данте

О Франция! Тебе, тебе одной

служил, как пес,

чтоб стала ты страной

в веках могучей.

Все кончено. Забытый и больной,

в жаре, в пыли, на привязи цепной

бьюсь, как в падучей.

О Нострадамус! Сколько раз в ночи

я подбирал отмычки и ключи

к твоим катренам!

В дрожащем свете тающей свечи,

уже сквозь сон, пытался различить

знак к переменам.


Ты прав, Мишель. Проиграна война.

Непроходима снежная страна –

леса сплошные.

Мог обойтись я без Бородина –

в душе моей досада и вина

живут поныне.

Не избежать того, что суждено.

Не оттого ли сердце уж давно

стучит со стоном?

Но в тех снегах иного не дано:

там на любой версте Бородино

с Багратионом.


Ты прав, Мишель. Последняя межа

в судьбе сверкнула лезвием ножа.

Черт спутал карты.

И Ватерлоо мог бы избежать,

коль до конца б не стал изображать

роль Бонапарта.

Зажгла войска и пламенная речь,

и то, что сам полез я под картечь –

престиж дороже.

Но голова не полетела с плеч –

надумал черт и тут меня сберечь

для кары божьей.


Ты прав, Мишель. Увы, не разглядел,

где был отмечен Богом мой предел.

Теперь уж поздно.

Прискорбно даже то, что уцелел.

Я не у дел.

Сегодня мой удел –

смотреть на звезды.


Мертв океан. Скалистый берег дик.

Перед глазами зной, как нервный тик.

Мой век низложен.

Пусть миром всем

мне вынесен вердикт,

но не узнает он, как я велик

и как ничтожен...


v.gotsulenko@gmail.com