3 Встреча. Дорога к Пушкину. Поэзия. Гоцуленко Владимир

Встреча


Тарас Григорьевич Шевченко

спешит, спешит запечатлеть

невозмутимости оттенки

на пушкинском лице. И смерть


скорей всего обозначала

не преждевременность конца,

а лишь бессмертия начало;

стучат скорбящие сердца,


и гнев их время не рассудит,

и боль ничем не заглушить.

Шевченко Пушкина рисует,

как будто крик своей души.


Не о такой мечтал он встрече…

Не довелось – оборван срок.

У изголовья тают свечи,

и кем-то найденный дьячок,


смиренно разведя ладони,

во имя Бога и царя

загробным голосом долдонит

абракадабру псалтыря.


Багряный бархат с позументом

и черный галстук, тесный фрак.

А пьедесталом для поэта

надежно служит катафалк.


Не божий раб, а сын свободы,

себе он верен до конца,

и непростительную гордость

хранят черты его лица.


При жизни названный народным,

он, как в доносах, был в долгах.

Оплачен счет.

И свет неровный

дрожит на замерших устах.


Шевченко Пушкина рисует –

так предназначено судьбой.

Теперь он знает, чем рискует,

отваживаясь быть собой.


Возникнут разные преграды,

затмив собою белый свет.

Всегда найдутся энгельгардты,

коль рядом здравствует поэт.


И предстоит ему на деле,

согласно правилам игры,

до дыр изнашивать шинели,

обалдевая от муштры.


Домой дорогу лишь по звездам

искать ему в чужих краях,

и окровавленным обозом

покажется Чумацкий Шлях.


Быть Кобзарем – талант отпущен.

Как эта доля нелегка! Он повторяет:

– Пушкин... Пушкин... –

Как будто клятву. На века!


А Пушкин – бледен, и прекрасен,

и неразгадан, словно связь

между звездою, что погасла,

и той, что вслед за ней зажглась...


1987
v.gotsulenko@gmail.com