3 Дело о саранче. Дорога к Пушкину. Поэзия. Гоцуленко Владимир

Дело о саранче


Бог весть откуда тучей саранча

на край Новороссийский налетела.

Хлеб на корню она прилежно ела

и кочевала – нет, увы, предела

для насекомых. Так возникло дело

о саранче.


И поздняя свеча

горела в губернаторском окне –

граф Воронцов в служебном кабинете

расхаживал в колеблющемся свете.

Ступал брезгливо, словно на паркете

сидела саранча.

Вдруг о поэте

подумал он.

И после – о жене.


О господи, ну что могла Элиз

найти в таком...

Задумался – в каком же?

В развязном щелкопере? Что ж, похоже,

но надо саркастичней, чтоб по коже

мурашки побежали... А быть может,

к мурашкам и отправить?..

Вот сюрприз!


Идея эта графа увлекла.

Воображенье живо рисовало,

как едет Пушкин, мрачный и усталый,

с гордыней африканской Ганнибалов,

на саранчу устраивать облавы,

вести учет,

а ей ведь несть числа...


И, главное, вполне соблюдены

дворянские приличия. Привычно

по службе находиться там, где лично

присутствовать считается нелишним.

Необходимым даже. Все логично.

И все во имя трона и страны!


Пейзаж одесский догорал в окне

и отражался в зеркале казенном.

Граф, на себя взирая упоенно,

не удержался – подмигнул влюбленно

и улыбнулся удовлетворенно,

представив, как он досадит жене...


В разросшемся саду, где к морю вниз

тропинка ускользала под ногами,

где лунный свет разбросан меж кустами,

как будто мрамор, крупными кусками,

"О матка бозка!"– томными устами

шептала с замиранием Элиз.


Был Александр графине от души

признателен за теплое участье

в его делах. Такое ведь нечасто

случается. А всякое начальство

поэтов не выносит – в них несчастье:

чуть что – и объяснение пиши.


И над судьбой сгущалась саранча.

Над морем проплывала, как галера,

причудливая дымка. Сердце грела

надежда на фортуну. И несмело

в саду звезда далекая горела...

В окне горела поздняя свеча...


1986
v.gotsulenko@gmail.com